barsuc_barsuc (barsuc_barsuc) wrote,
barsuc_barsuc
barsuc_barsuc

Севастополь-Крым-Россия

КрымНаш. Август четырнадцатого.
Путевые заметки.

Когда по возвращении домой меня спрашивают, - ну как там, в Крыму, правду ли говорят по телевизору? – я отвечаю: «В главном – правду; Крым действительно наш».

В самолете «Москва-Симферополь». Мой сосед кивает на пожилого мужчину в футболке, сидящего на несколько рядов впереди нас. «Узнаете?». Не узнаю. «Это же Доренко». Последний раз я смотрел на Доренко в конце 90-х, когда он сладострастно истреблял Лужкова с Примаковым. Вроде похож. Высказываюсь о Доренко. Сосед доверительно сообщает мне, что через пару дней в Ялте состоится большое заседание/совещание, приедет сам ВВ, вот народ уже и подтягивается. С темы Ялты плавно/неизбежно съезжаем в тему Крыма. Мой сосед - «ястреб». Мои скромные сожаления об упущенном шансе «приднестровизации» конфликта (Остров Крым!) отметаются с негодованием. «На Киев! - трубит сосед. – Пока никто не очухался, надо было сразу идти на Киев!». Не сомневаюсь, что Киев был бы взят, но что дальше? «Продовольствие – не проблема, произведем сами, докупим в третьем мире». А лекарства? А Высокие Технологии? Тоже в третьем мире? «По телевизору говорили, что в течении 1,5-2 лет мы способны … заместить … в промышленности…». С испугом смотрю на него – ну вот, так хорошо сидели, разговаривали … Некоторое время перепираемся; когда доходим до того, кто будет производить средства производства, на которых будут производиться Высокие Технологии, выясняется, что в юные годы, когда я работал на «ДиП»е, он трудился на заводе, выпускавшем эти станки. Общая пролетарская молодость вызывает взаимную симпатию и сбивает накал страстей. Соглашаюсь, что теоретически можно – ну, не за 1,5 -2, а лет за 10-15 – выйти на приемлемый уровень государственной самодостаточности, но чего это будет стоить? Индустриализация-2 (или уже постиндустриализация?) при нынешних исходных условиях… Предполагаю, что для начала придется национализировать ведущие промышленные предприятия и крупный капитал, закрыть границы, взять под жесткий контроль интернет – и это только для начала... Лично я не против, но кто это будет осуществлять? Путин – не Сталин, слишком человечен, к тому же, кажется, искренне верит в возможность построения Великой Империи на базе современного российского капитализма, - и зачем тогда ему вообще заморачиваться всеми этими ужасами? Соглашаемся на том, что Путин – не Сталин. Некоторое время размышляю о соседе, - человек, судя по всему, неглупый и не бедный, эк его телевизором-то торкнуло. Но он – приятный человек, мне не хочется плохо о нем думать, и я начинаю думать по другому. Допустим, он – политтехнолог, летит на тоже ялтинское мероприятие, а на мне, как на среднестатистическом россиянине, решил, чтоб в дороге время зря не тратить, опробовать эффективность основных тезисов СМИ-пропаганды по крымскому вопросу – может быть, надо где-то что-то убавить, прибавить, подкрутить…

После громадного Шереметьево симферопольский аэропорт кажется скромным и провинциальным. Маленькая девочка с очень большой рацией рулит пассажиропотоком. Мне – в Евпаторию. По дороге наблюдаю плакаты и билбординги – выборы, выборы… Неизбежная «Единая Россия», сияющий, как пельмень, кандидат от местных коммунистов, Жириновский грозно бычится на врагов России, … еще пяток партий, о которых не знает никто, кроме их лидеров… Унылые российские политики осваивают новые территории.

В Евпатории явный недобор отдыхающих – украинцы не едут или почти не едут, россияне не могут компенсировать отсутствующих. Отсюда – демпинг цен на жилье: комнату с некоторыми удобствами и с отдельным от хозяев входом можно снять и за 800, и даже за 500 рублей. Мы с семьей решили не жадничать и сняли номер в пансионате – просторная комната, высокие потолки, телевизор/холодильник/туалет/душ/кондиционер прилагаются. Цена – 1,5 тыс., в прошлом году, по словам хозяев, была 2,5 (в рублях). Горячая вода и просто вода круглосуточно. Многоканальный телевизор принимает в том числе и несколько украинских программ, так что желающие могут насладиться сюжетами, в которых укр. армия побеждает российских террористов.

Мы живем на санаторной окраине Евпатория, где почти не ходят машины. До пляжа идти минут пять, пляж песчаный. В этой части города все побережье разделено между санаториями, но поскольку границы между секторами никем не охраняются, можно свободно двигаться вдоль кромки моря в поисках удобного участка. Загорающих не очень много – санатории, как и город в целом, тоже недобрали отдыхающих. Судя по разговорам, происходит какая-то неразбериха с принадлежностью этих учреждений; в части из них руководители отозваны на Украину, где-то пытались прихватить с собой и дорогое медицинское оборудование, но персонал не дал… Полупустой пляж, теплое море, у берега трутся упитанные морские птицы – ждут корм.

Питаемся в соседнем санатории – 340 руб. за завтрак, обед и ужин. Кормят обильно. В городе можно полноценно пообедать рублей за сто. Фрукты, овощи процентов на 30 дешевле, чем в Средней полосе России, хлеб, молочные продукты – примерно в ту же цену. С молочными – проблема, купить можно, но не все, не всегда и не везде. Говорят, что хозяин молокозавода закрыл предприятие и уехал на Украину. Стоимость проезда на городском автобусе – 10, на трамвае – 5 рублей.

По вечерам в Евпатории, по крайней мере в его санаторной части, темно – горит по одному уличному фонарю из нескольких, однажды не горело ничего. Предположил, что это Киев балуется с рубильником – в отместку, но местные сказали, что проблемы с уличным освещением были и при Украине. Соответственно, мрачноват и расположенный между санаториями большой парк. Вечером он многолюден, кругом закусочные/распивочные/аттракционы, но от полудохлых фонарей на аллеях веет такой скукой… От души восхитился встреченной в парке группой молодых инвалидов-колясочников – их жизнерадостности мог бы позавидовать любой здоровяк.

В Севастополе разговорились с женщиной. Я спросил, есть ли у них противники присоединения к России, она ответила, что все - «за», и тут же добавила, что из-за присоединения развелась со своим мужем, - он не захотел жить в России и уехал на Украину. Я поразился. Проявив чудовищную бестактность, экая и мэкая, я все-таки уточнил, что, может быть, у них в семье уже и до этого … а присоединение – это так… Нет, сказала она, жили нормально, а когда все началось… Вот, включает телевизор, - «Смотри своего Путина!» - и из комнаты… Но я, сказала она, из Севастополя не уеду. Рассказала про своих соседей – у них похожая ситуация. Муж, военный моряк, уехал в Киев, жена с дочкой остались здесь. Дочке 18 лет: «Папа, я русская и на Украину не поеду!». Шолохов. Холодная гражданская война. В семьях.

В Евпатории спросил у знакомой (русской), как к присоединению отнеслись крымские татары (простые, не «политические»). Она сказала, что у них на работе все крымские татары были против присоединения, было много споров и все перессорились. Но потом решили больше не обсуждать между собой эту тему – и все опять помирились. Я спросил – почему они против? С ее слов выходило, что крымские татары, во-первых, боятся депортации («Серьезно?», - спросил я. «Да», - ответила она), а во-вторых, украинцы им пообещали, что они будут козырной нацией в Крыму, а тут вот … Изначально эти причины показались мне несколько … э-э-э … абстрактными, но потом я подумал, что политические споры на 90% состоят из эмоций, так что, возможно, там и действительно ничего более существенного сказано не было.

Из разговора на улице: «Да, пенсия у нее теперь 10 тыс., а квартплату-то сделали 8!». В душе сочувствую пенсионерке, но какая же у нее жилплощадь при такой-то квартплате? На скамейке две женщины увлеченно обсуждают, что по российским законам положено при рождении второго ребенка, и никак не могут вспомнить название – «материнский капитал». Слышал истории о том, как с Украины приезжают хозяева евпаторийской недвижимости, продают ее по дешевке, и возвращаются домой.


Вечером во дворике компания женщин, местных и приезжих, поднимает тосты за Россию(!) и за Путина(!!). Ничего подобного наблюдать дома мне не приходилось. Воистину: «Большое видится на расстоянии». В Севастополе, возле памятника черноморским подводникам, во всю стену пятиэтажного дома нарисована гигантская цветная картина – ВВ в форме подводника идет на зрителя через высокие хлеба, над ним надпись: «С возвращением в родную гавань!».Впечатлило. В прогулочном катере портрет ВВ – это понятно, но что означает карта Украины, висящая в крымском учреждении - привычка, ностальгия, лень снимать, … фронда?:)

Отдыхающим в этом году хорошо – просторно и дешево, но местные несут убытки, без принятия системных мер по увеличению туристопотока им придется кисло. Системы пока не наблюдается – достаточно вспомнить косо исполненную программу с дешевыми авиабилетами до Симферополя. Армия в Крыму оказалась на высоте, но все остальные... «Русский мiр», «духовность» - и гадкая идея о крымской игорной зоне.
Общее впечатление некоторой растерянности: люди надеются, волнуются, бодрятся.

Севастополь – музей под открытым небом, Севастополь – это море и флот, это память о Двух Оборонах. Лучший день в Крыму. Город залит солнцем, адмирал Нахимов возвышается над площадью своего имени, и такты музыки к песне «Легендарный Севастополь» отмеряют время. А вечером мы гуляем по набережной. Маленькие дети сидят попами прямо на асфальте и кормят крошками окружившую их толпу голубей, а взрослые солидно расположились на стоящих в рядок вдоль набережной скамейках и смотрят в морскую даль, как на экран в кинотеатре. Крупный бородатый дядя играет на гитаре и поет что-то американское, и малыш с велосипедом уставился на него, открыв рот. Оркестр играет джаз – и любители джаза толпятся вокруг него. И все это – на фоне моря, которое бьет волной у памятника затопленным кораблям. Очередная волна оказывается неожиданно большой – и окатывает толпящуюся на берегу публику: девчонки пищат, собаки визжат, а парня валит с ног. Мы идем на звуки песни из «Белорусского вокзала» - и приходим к маленькой эстраде в парке, на которой выступает какая-то группа с гитарами. Над эстрадой плакат «Вместе с Россией», публика – человек триста – сидит плотно, плечом к плечу. В основном пожилые люди, они с удовольствием подпевают песням Окуджавы и Никитиных. Как будто вернулся в советское детство, и хочется остаться … но нам пора идти – последний автобус на Евпаторию уходит в половине девятого.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment